О преступлении без наказания и о «казусе Привата»

За последние годы я написал целую подборку статей о «приватовской истории». О суде в Лондоне, об особенностях «национальной национализации», о расследовании международных детективов «кроллов» и о многом другом. Если бы Федор Михайлович Достоевский жил в наше время и описывал не мытарства Раскольникова, а новоявленной «бородатой бабушки», он бы изменил название своего романа на «Преступление без наказания

Детской болезнью нашей власти, стало неумение выполнить «домашнее задание», наивно надеясь на то, что за нас эту работу выполнит кто-то другой и лучше за рубежом. Классический пример — история с Приватбанком.

Только вдумайтесь в этот театр абсурда. Государство в 2016-м году национализировало банк и обвинило его собственников в «краже» примерно 3-5 млрд. дол. И даже обратилось в высокий суд Лондона с требованием взыскать эти деньги с владельцев банка.

Но при этом, в Украине, нет ни одного вступившего в силу решения украинского суда, которым были бы названы имена виновных!

Именно это и не дает лондонскому суду вынести окончательное решение по взысканию задолженности за счет международных активов бывших владельцев банка.

Судьи в мантиях попали в незнакомое для них состояние «когнитивного диссонанса», когда «преступление» вроде есть, но никто не признан виновным «местными судами».

По сути, власть Порошенко, вместо того, чтобы напрячь генпрокуратуру и обеспечить прозрачный судебный процесс, перевела стрелки на Лондон, мол, пусть иностранцы разбираются, кто и сколько взял.

А у лондонских судей от подобной «наивности» периодически вставали дыбом парики….

А как нужно было выполнить «домашнее задание»? Позволю себе цитату из своей статьи, опубликованной в 2018-м году: «Судебные дела сродни иску Приватбанка, в Лондоне не редкость.

Вспомним национализированный в Казахстане БТА Банк, когда по решению Высокого суда в Лондоне, в пользу банка с бывших топ-менеджеров и иных сопричастных лиц была взыскана компенсация ущерба в размере $4 млрд.

Кроме того, произошел арест активов фигурантов в самом Казахстане, РФ и Украине, в результате чего, лишь за счет реализации арестованного имущества банк вернул 12,7 млрд тенге и частично компенсировал затраты государства на его спасение.

Но здесь было одно «маленькое» отличие от подобной ситуации с Приватом: в Казахстане были расследованы уголовные дела, есть вступившие в силу решения национальных судов, есть целый ряд работников банка, получивших реальные тюремные сроки.

В Украине нет ни одного завершенного уголовного дела по выводу капитала из Привата, не говоря уже о вступивших в законную силу судебных решениях.

Наоборот, есть судебные решения, которые зафиксировали нарушения в процессе национализации банка и определения аффилированных с ним лиц, когда группе вкладчиков было возращено более миллиарда гривен, обнуленных и списанных в капитал банка в соответствие с требованием действующего законодательства».

В этой же статье я сделал и прогноз на будущее: «….. решение «казуса Привата» произойдет уже в следующем политическом цикле. Но уже с другими фигурантами. Флюгер правосудия, скорее всего, развернется на 180 градусов…»

И вот этот прогноз начинает сбываться.

На днях, в украинском небе был «перехвачен» частный самолет с бывшим топ-менеджером банка, который совершал рейс Днепр-Вена.

Экс-зампреду главы правления банка и еще двум топам предъявлено обвинение в перечислении 136,89 млн. грн. В пользу страховой компании, по слухам аффилированной с тогдашними бенефициарами банка. Данный факт имел место за день до признания Притвата неплатежеспособным в 2016-м году.

Это уже похоже на решение «казуса Привата» за которым может последовать и возврат активов. Ведь смог же казахский БТА банк вернуть несколько миллиардов долларов выведенных средств. Но для этого, как я уже написал, нужно было вынести обвинительные приговоры сперва в рамках национального правосудия.

Главное, чтобы эти задержания не превратились в «спортивную рыбалку» и «фотоохоту»: поймали, взвесили, сфотографировали и отпустили.

Но если у государства возникла политическая воля вернуть хотя бы часть выведенных денег, без решения «домашнего задания» не обойтись.