Политическое лобби олигарха Ахметова: «тонкости» финансирования

«Уважаемый» даже не прячет концы в воду.

В декабре 2013 года, сразу после начала Евромайдана в Киеве, управляющая компания Ахметова выпустила официальное заявление, в котором настаивала, что будет держаться вне политики. “Nothing personal, it’s just business” — как говаривал Аль Капоне. Прошли 6 лет, за которые СКМ, не только тихо похоронила предыдущий сайт (там теперь нет ни одной новости старше 4 августа 2014 года), но и явно занялась ревизионизмом своего творческого наследия, пишет Укррудпром.

Проследить за тем, как Ахметов все меньше стесняется инвестировать в украинскую политику, можно на примере его крупнейшего бизнеса — горно-металлургического холдинга “Метинвеста”. До недавнего времени он изобретал разные причудливые схемы, чтобы финансировать свои политические проекты. Например, из выплаченных по итогам в 2018 году Metinvest B.V. 58 млн долларов дивидендов 47 млн ушли “Смарт-холдингу” отнюдь не мажоритария Вадима Новинского. Ларчик, почему владелец пакета не дотягивающего даже до блокирующего получал такую долю в дивидендном пироге “Метинвеста”, открывался просто. Именно на младшего партнера Рината Ахметова была возложена обязанность официально финансировать на выборах 2019 года ублюдочное порождение раздора с Фирташем и Медведчуком — “Оппозиционный блок”, который в итоге в Раду так и не прошел. Проскочили в него лишь несколько тушек-мажоритарщиков типа уже упомянутого Новинского.

Еще более причудливо, видимо, учитывая ориентацию, была выстроена схема финансирования главного “радикала” и “почетного ильичевца” Олега Ляшко. В ней пришлось принять участие даже отцу гендиректора “Метинвеста” Юрия Рыженкова. Немолодого уже в общем-то человека, которому уже пора заботиться о своей репутации, заставили вступить с Ляшко в противоестественную связь.

Сначала Александр Рыженков начал официально платить за аренду квартиры у Олега Валерьевича 270 тыс гривен в месяц, а затем в итоге как честный человек купил эту жилплощадь за почти 16 млн гривен. Как там было на самом деле, мы не знаем, но самое важное здесь заключается в том, что Ляшко отразил все эти сделки в своей декларации, что позволило ему легализовать неправедно нажитое в глазах своего потенциального электората.

Кстати, противоестественность сделки по аренде и последующей покупке 5-комнатной квартиры общей площадью 367 кв.м. в жилом комплексе “Альпийский городок” среди прочего заключалась в том, что они были совершены по цене значительно выше рыночной. Вилка стоимости подобной недвижимости на тот момент составляла 10-14 млн гривен.

Впрочем, позором отца Юрия Рыженкова (кстати, Героя Украины) поддержка Ляшко Ахметовым не ограничилась. Именно бывшие и нынешние менеджеры “Уважаемого” стали самыми крупными донорами президентской кампании лидера “Радикальной партии Олега Ляшко”.

Самый крупный взнос на сумму 1,65 млн грн в марте 2019 года сделал Юрий Зинченко. Ранее он работал генеральным директором Харцызского трубного завода, Мариупольского металлургического комбината имени Ильича и затем в самом “Метинвесте”. В феврале 2018 года Зинченко покинул бизнес Ахметова и возглавил исполнительный комитет Радикальной партии. Во время пребывания на этом посту его открыто называли “ахметовским куратором” избирательных кампаний Ляшко. С должности председателя исполкома Зинченко уволился через две недели после поражения Ляшко в первом туре президентских выборов.

Вторым крупнейшим донором Радикальной партии стал Антон Гливинский, который также более 12 лет проработал в “СКМ” и “Эста Холдинг” Рината Ахметова. От его имени на счет партии поступило еще 1,65 млн гривен.

Еще 1,6 млн гривен Радикальная партия получила от Александра Голтвенко. В 2015-2018 годах он занимал должность первого заместителя городского головы Мариуполя, а до этого работал на руководящих должностях в “Метинвесте” и меткомбинате имени Ильича.

Еще более 1,5 млн гривен партии Ляшко пожертвовал действующий заместитель мэра Мариуполя Михаил Когут. Эта сумма на 200 тыс. превышала все его официальный доход и задекларированные денежные сбережения за 2018 год. До прихода в мариупольскую мэрию Когут также работал в структурах Ахметова.

Судя по всему, строительство хитрых схем по финансированию Ляшко оконачтельно обескровила и без того убогие мозги менеджеров “Метинвеста”. Поскольку финансировать своих кандидатов на парламентских выборах прошлого года они решили топорно и без затей.

Когда пришло время отправлять в Раду директора по региональному развитию мариупольского металлургического комбината имени Ильича Сергея Магеру, его зарплата выросла более чем в 60 раз. Если в 2018 году он заработал на меткомбинате чуть более миллиона гривен, то в 2019 году ему выплатили на старом месте работы 32 млн гривен. И при этом нужно учитывать, что речь идет о неполном годе — уже с сентября Магера официально перешел на работу в парламент.

Тратить полученное от “Метинвеста” Сергей Васильевич почему-то не стал и разместил депозиты более чем на 20 млн гривен в… Правильно — в Первом украинском международном банке все того же Ахметова. И с этого момента получает проценты по вкладам в несколько раз большие, нежели его депутатская зарплата. Благодаря этому Магера может не мотаться по сессионному залу в поисках подачек от разнообразных лоббистов, а идти путем настоящего политического “самурая”, у которого только один хозяин.

Учитывая, что в “Метинвесте” совершенно перестали стесняться “простых как угол дома” схем финансирования своих марионеток, очевидно, что приближающиеся местные выборы подарят жителям Мариуполя, Запорожья, Кривого Рога и других населенных пунктов, где обитает бизнес Ахметова, новые открытия на предмет “а что, разве так можно было?”

grom-ua.org