Слово «нацмены» должно исчезнуть в Украине

После заседания СНБО 19 февраля по Медведчуку в Офисе президента прошло ещё и совещание о правах национальных меньшинств.

На нём президент призвал присутствующих написать и утвердить в Верховной Раде закон о правах нацменьшинств. О необходимости разработки такого закона ещё полгода назад заявлял Фёдор Вениславский, представляющий президента в Конституционном суде. Идея нормальная, вероятно, и закон будет подготовлен нормальный, но от термина «нацменьшинства» веет советским империализмом и архаизмом. «Слуги народа» много и эмоционально обвиняли Владимира Вятровича в том, что, будучи директором Института национальной памяти, он якобы сконцентрировался только на сносе памятников Ленину, а не на глубоком очищении от «совкизмов», но сами за два года таки и не показали, как это делается.

Термин «нацменьшинства» – дремучий «совкизм», унижающий достоинство тех, к кому его применяют. От его употребления следует начинать уходить и заменить более корректным и точным термином «некоренные этносы». В США индейцев и алеутов давно называют только коренными этносами, а не нацменьшинствами, притом, что они действительно составляют меньшинство населения. Но у нас по-прежнему в ходу термин нацменьшинства и некоторые по его образцу или сами создали термин сексменьшинства, или заимствовали его из словаря РФ.

Для имперцев РФ и СССР этот термин был и остаётся выгодным и удобным, поскольку превращает все этносы, кроме русских, в нацменьшинства и в пораженцев в правах, по старому большевистскому принципу: большинство всегда право, так как большинство не может ошибаться. Поэтому группа Ленина намертво ухватилась за слово «большевики», чтобы выглядеть большинством в РСДРП, притом, что большинством они были только в зале в Лондоне, где в 1903 г. проходил её второй съезд. В самой империи большевики оказались в меньшинстве. Реальным большинством были съездовские «меньшевики», что признавал даже Ленин, но его группа продолжала цепляться за это название и после четвёртого съезда в 1906 г. в Стокгольме, получившего название «Объединительный», поскольку на нём разделение на «большевиков» и «меньшевиков» было осуждено и единство партии восстановлено. За это советские историки партии очень не любили этот съезд, поскольку он портил всю картину. В дальнейшем РСДРП разделялась на «ликвидаторов», «отзовистов» и другие течения, позабыв о «большевиках» и «меньшевиках». В 1912 г. был занятный момент, когда Ленин оказался в одиночестве в собственной группе и объединился в партию на двоих с видным историком Николаем Рожковым, считавшимся условным «меньшевиком» после Стокгольмского съезда, а до него «большевиком». Но партийные историки КПСС всю эту реальность игнорировали и рисовали фантастическую схему про «большевиков», которые всегда были большинством в партии, а затем и в созданном ими государстве.

В результате на рубеже 1980-1990-ых «красных» и «белых» имперцев одинаково напрягали такие понятия как «коренные этносы» и «титульные нации». Они до сих пор не могут принять, что татары и башкиры – это коренные этносы и титульные нации на своих территориях, а не нацмены, которым русский барин может позволить носить бороды и усы, а может требовать сбрить их. Военный преступник Гиркин недавно даже потребовал заселить русскими Чечню, чтобы чеченцы вновь стали в ней «нацменами» и не вышли из «объектов» так называемой «Российской федерации». Гиркин, как эксперт по борьбе не только с украинским, но также с чеченским и башкирским национализмами, не случайно волнуется, и стал интересоваться даже якутским национализмом.

Уход от термина «нацмены» и вытеснение его понятиями коренные и некоренные этносы не только политкорректно и ближе к реальности, но также абсолютно отвечает запросам нашей революции Достоинства. Не надо по-большевистски унижать людей и обзывать их каким-нибудь меньшинством и цементировать это хамство в законах.